Буся – вспоминаем лето!

Буся – наше все!

 

Эту девушку Аней зовут единицы, больше по кличке – Буся. Буся играет в детских спектаклях главные роли, может так перевоплотиться, что взрослые радуются больше детей. Она разговаривает с компьютером, когда скачивает очередную фонограмму и делает все на «суперскорости», как сама говорит. Буся смешно ругается - когда какой-то нечестный человек украл у нее ноутбук, Буся так грозила ему, что все чуть не залезли под стол от смеха. Ее речь изобилует словечками, которые придумала она сама. Буся мечтает о Фиджи и обожает ненормальных, «психических», как говорит, людей. И без гордости и самодовольствия, а спокойно и как-то даже обреченно причисляет себя к самым «психическим». Мы говорили о любви, дружбе, детстве, о работе, и это не было скучным, потому что у ненормальных людей ненормальный взгляд на мир, который всегда интересен.

- Скажи мне для начала, почему «Буся»?

- Когда-то я встречалась с мальчиком, мы оба любили кошек. Вообще кошки пушистые такие, меховые, поймаешь на улице, гладишь – хорошо! И вот мальчик этот и его младший брат всех кошек в детстве называли «Бусеньками». Были еще и «Курдюки» - большие, жирные кошки. «Бусеньки» и «Курдюки». Вот я была «Бусей», потом со временем меня так все называть стали.

- Хорошо, что не «Курдюк».

- Да не, до «Курдюка» мне далеко.

- Что скажешь, как тебе эти летние каникулы?

- Это не каникулы, но меня устраивает. Параллельно с работой – постоянно море, свежий воздух, бесплатная еда. Я в Москве вообще не готовлю, поэтому для меня подарок, когда я прихожу, а на столе еда. В этом году нас стали узнавать, в прошлом к нам относились с недоверием. А в этом году все с нами дружат. И что делать в Москве летом? Ничего. Загазованность, вонючка, нет никакой работы – все театральные сезоны закрыты. А здесь – работаешь, отдыхаешь, захотел – пошел поплавал, пошел поиграл, прекрасно! И спектакли заодно.

- Ты считаешь себя взрослым человеком?

- Да, я считаю себя взрослым человеком. Взрослый человек, в отличие от детей, сам принимает решение и сам разруливает свои ситуации. Поэтому я считаю себя взрослым человеком – я сама по себе.

- На твой взгляд, какое главное преимущество в работе аниматора?

- (надолго задумывается) Огромное преимущество в том, что мы можем купаться, загорать вместе с детьми, не отрываясь от работы. Получается, мы хватаем все.

-А что-то духовное?

- Понимаешь, когда ты работаешь профессиональным актером, все одно и то же. Мы танцуем, играем и постоянно обмениваемся энергией. Почему мы так часто заставляем детей хлопать? Потому что это самый прямой способ обмена энергией. К тому же здесь все приехали отдыхать и веселиться, люди настроены на позитив. Когда все настроены на позитив, все получается проще, это тебе не в милиции работать.

- Теперь давай поговорим о твоей основной работе. Я знаю, что ты режиссер, актриса и певица. Расскажи, с чего все это началось?

- Певица я по совместительству. Это все со школы началось, у нас был учитель музыки, Александр Сергеевич, как Пушкин. Он давал нам домашние задания – взять фонограмму какой-нибудь песни и спеть, даже всякие дураки песни пели. Представляешь, домашние задания по музыке, так здорово было, музыку все любили, никто не прогуливал. И вот я пела, пела, пела. Потом в школе стали делать театральную студию. Позже нас, актеров-школьников позвали в Коломенский театр, это народный театр, то есть там играют люди, работающие на разных работах, которым просто в кайф играть. Все деньги за спектакль уходят в ДК, а актеры играют так, как могут. Я поняла, что театральная специфика в меня уже вбита, а движения никакого нет, тогда я поехала в Москву. Работала менеджером, хорошо работала, много денег было. Стала пробоваться в Кулек (Университет культуры и искусства) А мне все друзья советуют на режиссуру идти, я сначала отказывалась, пока не узнала, что актерский факультет платный. Никогда не заплатила бы за образование, поэтому пошла на режиссера учиться, попала к отличному преподавателю, который через два месяца умер от рака. Преподавателя нам поменяли на такую психическую женщину, странную очень, ее все боялись. Шесть лет тусовки в нашей веселой группе, потом я закончила университет, играла в театре «Апрель».

Как приходят к режиссуре. Я на звание режиссера никогда не претендовала, но учиться надо было. Я в это время работала параллельно в школе, с детьми ставила театры, на них и экспериментировала игровой театр. Это не классические постановки драматического театра, а полный беспредел, когда, например, снимается четвертая стена, зритель постоянно участвует в спектакле и так далее. Детей я мучала, конечно, но им самим было интересно. Например, играем пьесу про войну. Как заставить ребенка переживать, будто умерла его мама? Я тащу через игру, говорю: «Представь, что твой герой, а не ты сам, сейчас плачешь. Как нам заставить зрителя в это поверить?» И вот мы вместе начинаем соображать, искать какие-то ходы. В школе мы однажды поставили спектакль «Оскар и Розовая Мама», пьеса про мальчика, который умирает от рака, осталось ему жить 12 дней. Родители в шоке, мальчик в истерике, а его няня предлагает поиграть в игру – каждый день проживать как 10 лет. И вот в первый день он маленький, Оскару 10 лет, на следующее утро ему 20 лет. Он верит в игру очень искренне, влюбляется в девочку, женится на ней, потом проходит еще несколько дней, он просыпается, ему 120 лет по условиям игры, мальчик умирает. Но все это с добротой, с юмором. И детям понравилось. Мы поставили спектакль во взрослом театре. До сих пор люди ходят. Иногда выезжаем с гастролями.

Я не претендую на режиссуру. Если есть что-то интересное, я буду работать и мучать людей, энергетики у меня хватит. У режиссера все-таки есть мания величия, его все слушаются, он руководит, а мне больше интересно самой воплощать какие-то образы. Как актриса я уже наигралась в банальщину и драматизм, хочется чего-то нового. Теперь я могу согласиться даже на бесплатный проект, главное, чтобы он был с грамотной режиссурой

А музыкой я занимаюсь по совместительству. Пою на концертах, но не претендую на звание певицы, потому что я не профессионал.

- Нас на журфаке учат тому, что самое главное в твоей профессии – объективность. Что самое главное в профессии актера?

-В профессии актера самое главное – уметь предложить свои идеи режиссеру, быть с ним на одной волне. В Америке актеры вообще все сами придумывают, сами работают, потом показывают режиссеру, чтобы он дал объективную оценку со стороны. У нас, к сожалению, большинство актеров ждут прямых указаний.

-А для режиссера?

-Как сказал мой преподаватель, режиссер – это профессия, в которой никто не поможет. Режиссер обязан всегда быть лидером и иметь четкое понимание того, что он делает.

-Насколько по-разному видят мир актер и режиссер?

-Ох, я очень рада, что меня выучили на режиссуре, потому что, как оказалось, ребята актеры не могут сами развернуть свою роль, как бы их не учили. А режиссеры могут составить композицию спектакля и при этом сыграть отлично, показать, как играть надо.

-Скажи как режиссер, что нужно сделать, чтобы твоя пьеса стала успешной?

-Завести хороших актеров и прокачать их. Накачать материалом, чтобы они понимали, что играют и что вообще делают. Нужно завести своего зрителя и прокачать его тоже. Самое главное, чтобы в каждой пьесе была актуальность. Круче, если ты берешь пьесу, которая тебя цепляет. Всегда должна быть идея, которая зацепит не только тебя, но и зрителя. Если ты хочешь устроить аншлаг, видимо, нужно выбирать очень хорошую социальную идею. А если хочешь, чтобы просто «проперло», бери то, что нравится, иначе никак.

-Как я поняла, тебе больше нравится быть актером. А денег что больше приносит: режиссура или игра?

-Ничего не приносит денег. Анимация приносит деньги. Все подрабатывают: корпоративы, анимация. По большому счету, то, чем мы занимаемся, никогда не приносит деньги.

-Расскажи о своем детстве. По твоим ощущениям, оно было счастливым?

-Я его вообще не помню. Серьезно. Кажется, обычное такое детство. Просто, свою адекватность я стала ощущать где-то на третьем курсе института, до этого все в моей голове как-то мутилось. Видимо, происходил поиск. Только сейчас я могу сказать, что знаю, чего хочу. Кажется.

- У тебя вообще были друзья?

- Совсем в детстве нет, а вот со школы у меня осталась подружка, мы до сих пор общаемся. Надо, кстати, ей позвонить.

-Сейчас ты можешь сказать, что у тебя много друзей?

- Не знаю, но у меня много знакомых. А друзья… (Сомневается) Есть персонажи, которые готовы помочь, если мне то-то надо. Я не занимаюсь набором друзей, ведь когда их много, это тоже странно.

- Тебе легко заводить новые знакомства?

-Нет, особенно сейчас. Чем дальше, тем сложнее. Вот, например, мы с тобой познакомились, поговорили – нормально. А если мне неинтересно с человеком, я прям буду сидеть, молчать и морда кирпичом. То есть, люди, которые хоть как-то связаны с творчествм мне интересны, а с остальными мне и поговорить-то не о чем. Вот я и не общаюсь. Наверно, я не очень контактная. Люблю уходить на пляж в одиночестве, чтоб ко мне никто не подсел. Как только сядут рядом, я свою подстилочку молча беру и дальше пересаживаюсь.

-Как ты вообще относишься к людям?

-

-АЕсли ты одела странную юбку и сомневаешься, идти в ней или нет, будешь у кого-нибудь совета спрашивать?

-Это точно нет. У меня уже выработался свой стиль, чье-то мнение я слушать не буду. Есть у меня одна подружка, высокая такая, стройная. Вот она критикует мою одежду, единственное, что я могу ей сказать на это – слушай, иди, гуляй. Я могу спросить совета в этом вопросе, только если одену какой-то гламур и мне станет стыдно.

- Ты любишь выделяться?

- У меня нет такой цели, но я знаю, что своим придурошным видом у меня это получается. Но всегда хочется быть на фоне, сливаться. Потому что тогда никто не достает и можно спокойно и тихо наблюдать за всеми.

- Поговорим насчет твоих татуировок. Что означает кошка, я знаю. А птички на спине?

- Никакого смысла. Смысл есть только в выборе места – на спине, чтобы можно было прикрыть. Я ведь работаю в театре и играю иногда в детских спектаклях. Но я бы себе сделала кучу татуировок! Хотела бы на руке. И на ноге! Как я выбираю татуировки – прихожу в салон, беру каталог, быстро пролистываю, показываю пальцем на то, что понравилось, вот и весь выбор.

-Никакого смысла?

- А смысл делать какой-то смысл?

- Это точно (смеюсь). Хорошо, тогда скажи, за что тебе бывает стыдно?

- Обычно мне стыдно за те поступки, которые мне не соответствуют. Я, конечно, стараюсь себя контролировать, чтобы потом не жалеть. В прошлом стыдно за то, что издевалась над мальчиком, который признался мне в любви. Но я очень маленькая была, вообще неадекватная, в классе третьем. Теперь этот мальчик женился, стал музыкантом. Я бы его увидела и все сказала, что дурой была. Мне не жалко, что отказала, мне стыдно, что издевалась.

-Твой самый ненормальный поступок в жизни?

-У меня был день рождения. Мы с друзьями решили устроить тематическую вечеринку, нарядились в гламурные шмотки, пошли веселиться. Посреди ночи решили поехать к друзьям, на полдороги зашли в подземный переход, тут я вспомнила, что деньги на телефоне закончились, пошла счет пополнить. Возвращаюсь, а в компании какие-то ссоры – один чокнутый парень восстал против всех ребят. И вот вместо того, чтобы кричать и сопротивляться, он молча ложится плашмя на грязный пол перехода. Я в таком восторге была почему-то, тут же легла рядом с ним. И вот три часа ночи, два человека в гламурной одежде лежат на полу перехода, вокруг лужи, потому что идет дождь. Это такой протест, протест против всего мира! Это было что-то ненормальное, не поддающееся никакой логике!

-Что ты обязательно хочешь сделать за свою жизнь?

- Я бы хотела прыгнуть с парашютом. И отправиться на Фиджи. И тогда уже через год можно умереть, потому что на Фиджи так хорошо, что больше года можно и не жить.

-Что там, на Фиджи такого замечательного?

- Там круто! Там 300 с лишним островов, мало народу. Фиджийцы говорят на английском и спасают кораллы от потепления. И это здорово.

- Какой ты будешь через 30 лет, что будет вокруг тебя?

- Нирвана. (Смеется) А внешнего вида, наверно, через 30 лет уже не будет. Не могу загадывать.

-А если бы ты могла выбирать время, в котором жить, в какое время бы отправилась?

- В будущее, далекое-далекое. В прошлое хочется, но там блохи и болезни всякие. В Шекспировское время тоже бы хотелось, но, боюсь, я бы не справилась.

Я выключаю диктофон, и еще минут пять Буся рассказывает мне о кафе неподалеку, в котором она попробовала вкуснейшие десерты. А потом ловишь себя на мысли, что было бы классно сделать много татуировок и отправиться путешествовать.

 

С Анной Волковой беседовал наш фотограф Александра Соколова! А мы ждем ваших историй о лете на адрес kazachii@mail.ru!